В ЦСР ОБЪЯСНИЛИ, ПОЧЕМУ МЕДИЦИНА ДЛЯ РОССИИ ДОЛЖНА СТАТЬ ВАЖНЕЕ ОБОРОНКИ

22.02.2018

Будущие успехи России во многом зависят от динамики развития человеческого капитала, а она, в свою очередь, — от перспектив здравоохранения, которое в передовых странах уже переросло традиционную функцию народосбережения и воспроизводства экономически активного населения. Лидерство в мировой экономике нового времени будет все больше определяться конкурентоспособностью стран на глобальных рынках образовательных и медицинских технологий и услуг. Об этом говорится в докладе, подготовленном Центром стратегических разработок Алексея Кудина совместно с Высшей школой экономики. Поэтому здравоохранение в России может и должно претендовать на роль одного из локомотивов развития, наряду с другими технологичными и наукоемкими отраслями вроде ВПК, считают эксперты.

Россия входит в период ускоренного роста доли пожилых людей в общей структуре населения и, соответственно, сокращения численности граждан трудоспособного возраста. За период с 2015 по 2027 годы россиян в возрасте старше трудоспособного станет больше на 7,2 млн человек, а тех, кто будет занят в экономике, может поубавиться на 5,6 млн человек, говорится в представленном в среду докладе. В свете этого вызова у здравоохранения сразу две ключевые задачи: во-первых, обеспечить прогнозируемый рост потребности в медицинской помощи со стороны пожилой части населения и, во-вторых, способствовать повышению отдачи от человеческого капитала. Иными словами, сделать все возможное для увеличения продолжительности активной трудовой жизни, сокращения инвалидности, смертности и периодов временной нетрудоспособности.

«Ориентация на решительный положительный сдвиг в состоянии здравоохранения — это политический, социальный и экономический императив. Сегодня добиться результата в этом направлении развития лишь за счет расширения существующих практик невозможно: в системе охраны здоровья необходимы технологические и организационно-экономические инновации», — подчеркивают эксперты, работавшие над докладом.

Однако ответить на этот вызов в своем нынешнем состоянии российское здравоохранение явно не сможет. Налицо углубляющееся технологическое отставание отрасли, которое в докладе проиллюстрировано несколькими показателями. Например, если в странах с современной медициной общераспространенной практикой лечения инфаркта миокарда уже стали тромболизис и стентирование сосудов, то у нас это вошло в массовую практику лишь в Москве, да и то только в последние три года. В регионах такое вмешательство при инфаркте до сих пор остается недоступным.

Другой пример — из сферы онкологии. В России продолжает доминировать хирургическое вмешательство, тогда как более современная и эффективная радиотерапия под компьютерным управлением доступна лишь в нескольких регионах. Большинство онкобольных не получают помощи по современным протоколам, прежде всего из-за недоступности современных лекарств и сопутствующих технологий, констатируют эксперты ЦСР.

Неудивительно, что современное состояние российской системы здравоохранения вызывает неоднозначную оценку. С одной стороны, средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении существенно выросла в последнее десятилетие: в 2005 году она составляла чуть более 65 лет, в 2016 году достигла почти 72 лет, а в 2017 году, по предварительной оценке, увеличилась еще. Это выше среднемирового уровня, который в 2015 году был короче 72 лет.

В то же время нам еще далеко до среднеевропейского уровня, где еще три года назад переступили за возрастной порог в 80 лет. При этом, по данным Всемирной организации здравоохранения, показатель вероятности умереть для мужчин в возрасте от 15 до 60 лет в России вдвое выше, чем в Европе. По этому печальному показателю РФ опережают лишь 18 африканских стран и воюющая Сирия.

И даже традиционно презираемая российскими патриотами Украина (где, к слову, тоже не первый год тлеет военный конфликт) показывает ниже вероятность умереть для мужчины в трудоспособном возрасте, чем в России.

Столь необходимая разработка и внедрение новых медтехнологий тормозятся дефицитом кадров с нужным уровнем компетенций. Знаний медперсонала не хватает не только для создания новой, более эффективной медицинской техники, но даже для эксплуатации той, что уже есть в организациях здравоохранения. Показательно, как востребованные аппараты, закупленные за немыслимые деньги в рамках нацпроекта «Здоровье», могли годами стоять нераспечатанными в больничных коридорах. И это происходило только потому, что в конкретных ЛПУ просто не было специалистов, способных работать на этом полезной и крайне нужном оборудовании.

На этом фоне крепнет угроза того, что развитие мировой индустрии здоровья не будет оставлять шансов для отечественного здравоохранения. Пациенты с деньгами будут и дальше стремиться уехать на лечение за рубеж или предпочтут обращаться в клиники глобальных медкорпораций, работающих на территории самой России.

Перед политикой в сфере здравоохранения вообще встает дилемма: обеспечить технологический прорыв в развитии отечественной системы здравоохранения и стать полноправным участником глобальной конкуренции за лидерство в медицинских технологиях или признать за собой роль потребителя достижений мировой индустрии здоровья, смирившись с отставанием и в этой сфере, рисуют вероятностные сценарии составители доклада.

По их мнению, технологическое отставание недопустимо в условиях, когда в мировых масштабах сфера здравоохранения быстро замещает военную в качестве главной площадки технического прогресса и на глазах превращается в ключевой драйвер дальнейшего роста развитых экономик.

«Можно уверенно утверждать, что сдвиг ядра экономики от промышленности к здравоохранению, образованию и науке сыграет в XXI веке точно такую же роль, которую в XIX веке сыграл сдвиг от аграрного сектора к индустриальному. Пропустить этот сдвиг, промедлив с необходимыми технологическими и организационными изменениями, означало бы обречь страну на утрату положения великой державы. Прорыв, а не просто частичное улучшение положения дел в здравоохранении, как и в образовании, абсолютно необходим», — предупреждают эксперты ЦСР.

Авторы доклада обозначают шесть направлений необходимых действий в сфере здравоохранения. В частности, для совершения технологического прорыва в отрасли предлагается запустить госпрограммы по развитию биомедицины и поддержке наукоемких медицинских стартапов, а также сделать массовой подготовку кадров по разработке и эксплуатации медицинской техники. Для развития кадрового потенциала отрасли, по мнению составителей доклада, важно создавать университетские клиники, привлекать ведущих зарубежных специалистов и российских медиков с западными дипломами, вводить институт независимой аккредитации врачей и т. д. В числе других направлений — повышение эффективности финансирования здравоохранения за счет смены приоритетов в работе системы обязательного медстрахования, повышение качества и доступности медицинских услуг, создание системы эффективного лекарственного обеспечения и стимулирование у россиян привычек и навыков ЗОЖ.

Доклад хорошо написан, и многие цели красиво сформулированы, но есть большие сомнения, что авторы этих предложений учли одну простую вещь — территориальные особенности России, к которым упорно и безуспешно пытаются применить рецепты других, более компактных и населенных стран, поделился со Znak.com на условиях анонимности главный врач одного из медучреждений Свердловской области.

«Например, в части повышения доступности медуслуг снова делается акцент на структурные изменения, подразумевающие разукрупнение врачебных участков и внедрение общеврачебной модели участковой службы. Хотя уже понятно, что в наших условиях вынуждать пациентов сначала обращаться к фельдшеру, а потом ехать за десятки и сотни километров к узким специалистам — значит просто лишить значительное число россиян элементарной медицинской помощи, не говоря о высокотехнологичной. Из Москвы, возможно, это не видно, но мы на Урале давно вынуждены признать, что это именно так», — заключил эксперт.

Источник: Интернет-газета Znak